Ст 108 ч1 коап рф

Статья 108 УК РФ. Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление

Новая редакция Ст. 108 УК РФ

1. Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны, —

наказывается исправительными работами на срок до двух лет, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо лишением свободы на тот же срок.

2. Убийство, совершенное при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, —

наказывается ограничением свободы на срок до трех лет, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо лишением свободы на тот же срок.

Комментарий к Статье 108 УК РФ

1. Упомянутые в коммент. статье смягчающие наказуемость обстоятельства имеют с рассмотренным выше состоянием аффекта то общее, что и в том, и в другом случае наличествует предшествующее убийству виктимное поведение потерпевшего, его «вина». Но рассматриваемые обстоятельства в большей мере влияют на наказание, что нетрудно заметить при сопоставлении санкций ст. 108 и 107.

2. В аффектированном состоянии лицо под влиянием обиды, ярости, гнева теряет над собой контроль и причиняет вред потерпевшему, преступая тем самым закон. В рассматриваемой же ситуации (коммент. статья) виновный действует в общественно полезном направлении — защищает себя или других лиц от противоправного посягательства, пресекает его, предпринимает усилия для доставления преступника органам власти. Это в целом одобряется и поощряется законом. Другое дело, что при этом виновным причиняется явно чрезмерный вред. Налицо как бы два противоположных по направленности акта поведения, один из которых носит общественно полезный характер (защита, доставление органам власти, пресечение возможности совершения новых преступлений), а другой — общественно опасный характер (превышение пределов необходимого, чрезмерный вред, совершение преступления).

3. Нередко сопоставляемые обстоятельства одновременно сопутствуют поведению виновного. Например, виновный под влиянием противозаконных действий потерпевшего, его нападения, приходит в состояние аффекта и в таком состоянии отражает нападение, причиняя явно несоразмерный вред.

4. Душевное волнение (в том числе аффект) учитывается по делам о превышении пределов необходимой обороны для уяснения ряда вопросов: а) было ли на момент убийства состояние необходимой обороны (см. абз. 2 п. 5 Постановления Пленума ВС СССР N 14). Если оно отсутствовало, убийство квалифицируется по иным статьям гл. 16, а не по коммент. статье; б) превысило ли при этом лицо пределы необходимой обороны. «В состоянии сильного душевного волнения, вызванного посягательством, — говорится в п. 9 упомянутого Постановления, — обороняющийся не всегда может точно взвесить характер опасности и избрать соразмерные средства защиты».

4.1. Если все же будет признано, что в состоянии аффекта в процессе защиты, убив потерпевшего, виновный превысил пределы необходимого, то, поскольку по общему правилу при конкуренции составов с привилегирующими обстоятельствами предпочтение отдается тому составу, признаки которого больше снижают санкцию, содеянное должно быть квалифицировано по коммент. статье, а назначая наказание, суд на основании ч. 2 ст. 61 вправе учесть в качестве смягчающего обстоятельства аффективное состояние виновного в момент совершения преступления.

5. Объект преступного посягательства — жизнь посягающего (ч. 1) или задерживаемого лица (ч. 2).

6. Объективная сторона выражается только в активном поведении (действии), отразившемся в превышении либо пределов необходимой обороны (ч. 1), либо мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (ч. 2). При уяснении признаков превышения следует руководствоваться положениями ст. 37 и 38.

7. Согласно ч. 2 ст. 38 превышением пределов необходимой обороны признаются умышленные действия, явно не соответствующие характеру и степени общественной опасности посягательства. Явное значит очевидное не только для потерпевшего, окружающих и т.д., но и для самого виновного.

8. Решая вопрос о том, совершено ли убийство при превышении пределов необходимого, следует учитывать не только соответствие (или несоответствие) средств защиты и нападения, но и характер опасности, которая угрожала оборонявшемуся, его силы и возможности по отражению посягательства и иные обстоятельства, которые повлияли или могли повлиять на соотношение сил сторон (количество посягавших и оборонявшихся, их возраст и физическое развитие, наличие оружия, место и время посягательства и т.п.).

8.1. Так, причинение смерти безоружному хулигану или угонщику машины, как правило, свидетельствует об очевидной неадекватности защитных мер опасности посягательства и должно влечь УО по ч. 1 ст. 108.

9. Применительно к виду убийства, предусмотренного ч. 2 коммент. статьи, превышением мер по задержанию в соответствии с ч. 2 ст. 38 признается также явное несоответствие характеру и степени общественной опасности совершенного задерживаемым лицом преступления и обстоятельствам задержания. Потерпевшему в итоге причиняется очевидно чрезмерный, не вызываемый обстановкой вред.

10. По смыслу закона при задержании лица причинение ему смерти недопустимо, поскольку смысл института задержания заключается в доставлении преступника органам власти, чтобы он предстал перед правосудием. Лишение жизни задерживаемого — крайняя мера, применяемая по фактам совершения тяжких преступлений и особо опасных преступников, когда задержать иным путем не представляется возможным.

11. Субъективная сторона убийства характеризуется виной в форме умысла (прямого или косвенного). Обязательный признак состава — специальная цель: защиты, отражения посягательства (ч. 1), доставления органам власти, пресечения возможности совершения новых преступлений (ч. 2).

12. Субъект преступного посягательства — физическое вменяемое лицо, достигшее 16 лет.

13. Деяние, описанное в ч. 1 коммент. статьи, относится к категории преступлений небольшой тяжести, а в ч. 2 — средней тяжести.

Другой комментарий к Ст. 108 Уголовного кодекса Российской Федерации

Смягчение ответственности обусловлено наличием определенной обстановки совершения преступления: превышение пределов необходимой обороны (ч. 1 ст. 108 УК РФ) или превышение мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (ч. 2 ст. 108 УК РФ).

Статья 108 УК РФ. Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление

1. Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны, —

наказывается исправительными работами на срок до двух лет, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо лишением свободы на тот же срок.

2. Убийство, совершенное при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, —

наказывается ограничением свободы на срок до трех лет, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо лишением свободы на тот же срок.

Комментарии к ст. 108 УК РФ

1. Упомянутые в комментируемой статье смягчающие наказуемость обстоятельства имеют с признаками, характеризующими преступление, предусмотренное ст. 107 УК, общее: и в том, и в другом случае наличествует предшествующее убийству виктимное поведение потерпевшего, его «вина». Но рассматриваемые обстоятельства в большей мере влияют на наказание в сторону его смягчения, что нетрудно заметить при сопоставлении санкций ст. ст. 108 и 107 УК.

2. В аффектированном состоянии лицо под влиянием обиды, ярости, гнева теряет над собой контроль и причиняет вред потерпевшему, преступая тем самым закон. В рассматриваемой же ситуации (ст. 108 УК) виновный действует в общественно полезном направлении — защищает себя или других от объективно противоправного посягательства, пресекает его, предпринимает меры для доставления преступника органам власти; это в целом одобряется и поощряется законом. Другое дело, что при этом виновный причиняет явно чрезмерный вред. Налицо, таким образом, два противоположных по направленности акта поведения, один из которых носит общественно полезный характер (защита, доставление органам власти, пресечение возможности совершения новых преступлений), а другой — общественно опасный характер (превышение пределов необходимого, чрезмерный вред, совершение преступления).

3. Нередко сопоставляемые обстоятельства одновременно сопутствуют поведению виновного. Например, под влиянием противозаконных действий потерпевшего, его нападения он приходит в состояние аффекта и в таком состоянии отражает нападение, причиняя явно несоразмерный вред.

4. Душевное волнение, в том числе аффект, учитывается по делам о превышении пределов необходимой обороны для уяснения ряда вопросов: 1) было ли на момент убийства состояние необходимой обороны (абз. 2 п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 16.08.1984 N 14). Если оно отсутствовало, убийство квалифицируется по иным статьям гл. 16 УК, а не по ст. 108 УК; 2) превысило ли при этом лицо пределы. «В состоянии сильного душевного волнения, вызванного посягательством, — говорится в п. 9 названного выше Постановления, — обороняющийся не всегда может точно взвесить характер опасности и избрать соразмерные средства защиты» .

Сборник действующих постановлений Пленумов Верховных Судов СССР, РСФСР и Российской Федерации по уголовным делам с комментариями и пояснениями. М., 1999. С. 62.

Если же будет признано, что виновный в состоянии аффекта в процессе защиты, убив потерпевшего, превысил пределы необходимого, то согласно общим правилам квалификации при конкуренции составов с привилегирующими обстоятельствами предпочтение отдается составу преступления, за совершение которого предусмотрено более мягкое наказание. Следовательно, содеянное должно быть квалифицировано по ст. 108 УК, а назначая наказание, суд на основании ч. 2 ст. 61 УК вправе учесть в качестве смягчающего обстоятельства аффективное состояние виновного в момент совершения преступления.

5. Потерпевший — лицо, посягающее (ч. 1 ст. 108 УК) или задерживаемое (ч. 2 комментируемой статьи).

6. Объективная сторона выражается только в активном поведении (действии) — превышении либо пределов необходимой обороны (ч. 1 ст. 108 УК), либо мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (ч. 2 комментируемой статьи). При уяснении признаков превышения необходимо руководствоваться положениями ст. ст. 37 и 38 УК.

7. Согласно ч. 2 ст. 38 УК превышением пределов необходимой обороны признаются умышленные действия, явно не соответствующие характеру и степени общественной опасности посягательства. Явное — значит, очевидное не только для потерпевшего, окружающих и т.д., но и для самого виновного.

8. Решая вопрос о том, совершено ли убийство при превышении пределов, следует учитывать не только соответствие средств защиты и нападения, но и характер опасности, которая угрожала оборонявшемуся, его силы и возможности по отражению посягательства и иные обстоятельства, которые повлияли или могли повлиять на соотношение сил сторон (количество посягавших и оборонявшихся, их возраст и физическое развитие, наличие оружия, место и время посягательства и т.п.).

Так, причинение смерти безоружному хулигану или угонщику машины, как правило, свидетельствует об очевидной неадекватности защитных мер опасности посягательства и должно влечь ответственность по ч. 1 ст. 108 УК.

9. Применительно к убийству, предусмотренному ч. 2 ст. 108 УК, превышением мер по задержанию в соответствии с ч. 2 ст. 38 УК признается также явное несоответствие характеру и степени общественной опасности совершенного задерживаемым лицом преступления и обстоятельствам задержания. Потерпевшему в итоге причиняется очевидно чрезмерный, не вызываемый обстановкой вред.

10. По смыслу закона при задержании лица причинение ему смерти недопустимо, поскольку суть института задержания заключается в доставлении преступника органам власти, чтобы он предстал перед правосудием. Лишение жизни задерживаемого — крайняя мера, применяемая по фактам совершения только тяжких преступлений и особо опасных преступников, когда задержать иным путем и лишить возможности совершения задерживаемым новых преступлений не представляется возможным.

11. Субъективная сторона рассматриваемых видов убийств характеризуется прямым или косвенным умыслом. Причинение смерти по неосторожности состава преступления не образует. Обязательный признак субъективной стороны — специальная цель: защита, отражение посягательства (ч. 1 ст. 108 УК), доставление органам власти, пресечение возможности совершения новых преступлений (ч. 2 комментируемой статьи).

Ст 108 ч1 коап рф

Статья 108. Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление
[Уголовный кодекс РФ] [Глава 16] [Статья 108]

1. Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны, —

наказывается исправительными работами на срок до двух лет, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо лишением свободы на тот же срок.

2. Убийство, совершенное при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, —

наказывается ограничением свободы на срок до трех лет, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо лишением свободы на тот же срок.

3 комментария к записи “Статья 108 УК РФ. Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление”

Статья 108. Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление

Комментарий к статье 108

В комментируемой статье предусмотрена ответственность за два привилегированных вида убийства: убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны (ч. 1), и убийство, совершенное при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (ч. 2). Понятие необходимой обороны и превышения ее пределов дается в ст. 37 УК (см. коммент. к ней).
2. В силу указаний закона и с учетом судебной практики последних лет по ч. 1 комментируемой статьи может квалифицироваться убийство, лишь когда обороняющийся сознательно прибегнул к защите такими средствами и способами, которые явно не вызывались ни характером нападения, ни реальной обстановкой, и без необходимости умышленно причинил нападающему смерть. Неосторожное причинение смерти посягающему в процессе отражения общественно опасного нападения не может расцениваться как превышение пределов необходимой обороны и не влечет уголовной ответственности.
3. При решении вопроса о наличии или отсутствии признаков превышения необходимой обороны нельзя механически исходить из требования о соответствии средств и способов защиты и нападения. Такое соответствие едва ли возможно, ибо для успешного отражения нападения его надо преодолеть, применив более интенсивные методы. Необходимо учитывать характер угрожавшей опасности, силы и возможности обороняющегося по отражению посягательства (количество нападающих и обороняющихся, их возраст, физическое состояние, вооруженность, место и время посягательства и т.д.) . Все должно оцениваться в совокупности. В частности, нет оснований ограничивать возможность лишения жизни нападающего только теми ситуациями, когда нападение было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица. Не будет превышения пределов необходимой обороны, если женщина, защищаясь от группы насильников, применит оружие и причинит смерть кому-либо из нападавших. Действия обороняющегося нельзя рассматривать как совершенные с превышением пределов необходимой обороны и в том случае, когда причиненный вред оказался большим, чем вред предотвращенный и тот, который был достаточен для предотвращения нападения, если при этом не было допущено явного несоответствия защиты характеру и опасности посягательства. Нельзя признать правильной практику, когда причинение посягавшему смерти квалифицируется как убийство при превышении пределов необходимой обороны без указания на то, в чем заключалось превышение.
———————————
БВС РСФСР. 1980. N 8. С. 9; 1990. N 12. С. 3 — 4; БВС РФ. 1992. N 2. С. 5 — 6; N 10. С. 13.

4. Если для виновного было очевидно, что нападение прекращено, то ч. 1 комментируемой статьи не может быть применена. Причинение смерти в таком случае, в зависимости от обстоятельств дела, может быть квалифицировано либо как убийство из мести, либо как убийство в состоянии аффекта, либо по ч. 2 комментируемой статьи. Для разграничения этих преступлений важно установить не только сам факт прекращения посягательства, но и осознание этого обстоятельства обороняющимся, который в силу обстановки нападения и своего психического состояния может и неправильно определить этот момент.
По смыслу закона состояние необходимой обороны может иметь место и тогда, когда защита последовала непосредственно за актом посягательства и когда для оборонявшегося не был ясен момент его окончания. Переход оружия от посягавшего к оборонявшемуся сам по себе не может свидетельствовать об окончании посягательства .
———————————
БВС РСФСР. 1990. N 6. С. 4 — 5; БВС РФ. 1992. N 10. С. 13 — 14; 1993. N 5. С. 14; 1995. N 8. С. 9 — 10.

5. Причинение смерти при мнимой обороне, когда лицо добросовестно заблуждалось, полагая, что оно подвергается нападению, хотя нападения в действительности не было либо оно прекращено, по общим правилам об ошибке не должно влечь ответственности. Однако если при этом лицо превысило пределы защиты, допустимой в условиях соответствующего реального посягательства, оно подлежит ответственности по ч. 1 комментируемой статьи.
6. В ч. 2 комментируемой статьи впервые установлена ответственность за убийство при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление. Условия правомерности причинения вреда задержанному и понятие превышения мер, необходимых для задержания, установлены в ст. 38 УК (см. коммент. к ней).
Если задержание происходит, когда лицо продолжает начатое посягательство или оказывает сопротивление, то причинение ему смерти является либо необходимой обороной, либо превышением ее пределов. Задержание лица после окончания преступного посягательства с его стороны либо в иной ситуации (например, при побеге) необходимой обороной не является.
7. Убийство лица при его задержании следует отграничивать от убийства из мести, которое представляет собой акт самочинной расправы. Самоуправное лишение жизни человека, даже совершившего тяжкое или особо тяжкое преступление, противоречит ст. 20 Конституции.
Одной из целей задержания, как видно из текста ст. 38 УК, является доставление лица, совершившего преступление, органам власти. Убийство задерживаемого исключает возможность достижения данной цели. Поэтому такое убийство может квалифицироваться по ч. 2 комментируемой статьи лишь в случае совершения его с косвенным умыслом, когда виновный не желал, но сознательно допускал причинение смерти задерживаемому.
Другой легальной целью причинения вреда задерживаемому согласно ст. 38 УК является «пресечение возможности совершения им новых преступлений». Вывод о возможности совершения новых преступлений должен основываться на реальных фактах, а не на предположениях. Какова бы ни была цель задержания, причинение вреда задерживаемому не является обстоятельством, исключающим преступность деяния, если имелась возможность задержать лицо иными средствами. Об этом прямо говорится в ч. 1 ст. 38 УК. При наличии такой возможности причинение смерти задерживаемому является неправомерным и не может рассматриваться как превышение мер, необходимых для задерживания. Если лицо не оказывает сопротивления и не пытается скрыться, причинение ему смерти недопустимо и должно квалифицироваться либо как убийство по ч. ч. 1 или 2 ст. 105 УК, либо как убийство, совершенное в состоянии аффекта, — по ст. 107 УК.

Статья 108. Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление

Комментарий к статье 108

1. При квалификации убийства, совершенного при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, следует помнить, что диспозиция данной статьи является ссылочной. Для правильного понимания сути преступления необходимо обратиться к ст. ст. 37 и 38 УК. Вместе с тем такие понятия, как «превышение пределов необходимой обороны» и «превышение мер, необходимых для задержания», являются оценочными и требуют учитывать всю совокупность фактических обстоятельств.
Более тщательно некоторые из них раскрываются в материалах судебной практики. В соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 27 сентября 2012 г. (см. комментарий к ст. 37 УК) превышением пределов необходимой обороны признается лишь явное, очевидное несоответствие защиты характеру и опасности посягательства. Но при этом следует учитывать новую редакцию ч. 1 ст. 37 УК, в соответствии с которой не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, т.е. при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасных посягательств, если это деяние было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, и ч. 2.1 данной статьи, согласно которой не являются превышением пределов необходимой обороны действия обороняющегося лица, если это лицо вследствие неожиданности посягательства не могло объективно оценить степень и характер опасности нападения.
Необходимо дополнительное судебное толкование, потому что причинение смерти посягающему, которое очень часто трактовалось как превышение пределов необходимой обороны, сейчас может признаваться правомерным. Важно помнить, что потерпевший при необходимой обороне находится в экстремальной ситуации, отражая нападение, и не может точно взвешивать и оценивать каждый свой шаг. Такой подход требует отграничивать убийство при превышении пределов необходимой обороны от убийства в состоянии аффекта. Последнее признается только тогда, когда убийство совершается по мотивам мести или ревности.
2. При неосторожном причинении смерти нападавшему или задерживаемому ответственность другой стороны исключается. При совершении данного преступления должностным лицом дополнительной квалификации по статьям о должностных преступлениях не требуется.
Преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 108 УК, может быть совершено и с прямым, и с косвенным умыслом, тогда как деяние, наказуемое по ч. 2 ст. 108, по нашему мнению, совершается только с косвенным умыслом. Умысел, как правило, неопределенный, но при этом исключается квалификация действий обороняющегося или задерживающего как приготовление или покушение на преступление.
3. При оценке действий лица, причинившего смерть другому лицу в процессе его задержания за совершение преступления, следует помнить, что основная цель задерживающего — доставить лицо, совершившее преступление, в органы власти, при этом другими мерами сделать это не удается. Таким образом, причинение смерти в процессе задержания, по мнению большинства специалистов, недопустимо, но налицо коллизия норм уголовного закона и, например, Федерального закона «О полиции», в соответствии с которым при задержании опасных преступников допускается применение огнестрельного оружия. По нашему мнению, если при этом сотрудник полиции неосторожно относился к последствиям в виде смерти задерживаемого, то эксцесс задержания отсутствует, но если будет установлен умысел на причинение смерти и такие последствия наступят, то ответственность за превышение мер, необходимых для задержания, будет иметь место по ч. 2 ст. 108 УК.
Как оценить действия сотрудника правоохранительного органа, который, применяя огнестрельное оружие при задержании террориста или серийного убийцы и теряя надежды на его задержание, лишает его жизни в целях пресечения возможности совершения последним новых преступлений? Полагаем, что в такой ситуации квалификация действий сотрудника по ч. 2 ст. 108 вряд ли оправданна, хотя в этом смысле ст. 38 УК нуждается в более точной редакции.
Содеянное следует квалифицировать по ст. 108 УК и в случае убийства при превышении пределов необходимой обороны или мер, необходимых для задержания, даже при наличии некоторых обстоятельств, указанных в ч. 2 ст. 105 УК (например, убийство двух или более лиц).

Статья 108. Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление

Комментарий к статье 108

Смягчение ответственности обусловлено наличием определенной обстановки совершения преступления:
1) превышение пределов необходимой обороны (ч. 1 ст. 108);
2) превышение мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (ч. 2 ст. 108).

Статья 108 НК РФ. Общие условия привлечения к ответственности за совершение налогового правонарушения

СТ 108 НК РФ.

1. Никто не может быть привлечен к ответственности за совершение налогового правонарушения иначе, как по основаниям и в порядке, которые предусмотрены настоящим Кодексом.

2. Никто не может быть привлечен повторно к ответственности за совершение одного и того же налогового правонарушения.

3. Основанием для привлечения лица к ответственности за нарушение законодательства о налогах и сборах является установление факта совершения данного нарушения решением налогового органа, вступившим в силу.

4. Привлечение организации к ответственности за совершение налогового правонарушения не освобождает ее должностных лиц при наличии соответствующих оснований от административной, уголовной или иной ответственности, предусмотренной законами Российской Федерации.

5. Привлечение лица к ответственности за совершение налогового правонарушения не освобождает его от обязанности уплатить (перечислить) причитающиеся суммы налога (сбора, страховых взносов) и пени.

6. Лицо считается невиновным в совершении налогового правонарушения, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке. Лицо, привлекаемое к ответственности, не обязано доказывать свою невиновность в совершении налогового правонарушения. Обязанность по доказыванию обстоятельств, свидетельствующих о факте налогового правонарушения и виновности лица в его совершении, возлагается на налоговые органы. Неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к ответственности, толкуются в пользу этого лица.

7. Ответственность за нарушения законодательства о налогах и сборах, допущенные в связи с выполнением договора инвестиционного товарищества, несет управляющий товарищ, ответственный за ведение налогового учета.

Ответственность за неисполнение обязанности по уплате налога на прибыль организаций, налога на доходы физических лиц с прибыли (дохода), приходящейся на долю участника договора инвестиционного товарищества, несет соответствующий участник такого договора, если иное не установлено настоящим Кодексом.

Комментарий к Ст. 108 Налогового кодекса

Комментируемая статья содержит нормы, определяющие общие условия привлечения к ответственности за совершение налогового правонарушения (налоговой ответственности).

Пункт 1 комментируемой статьи закрепляет важнейшие требования принципа законности применительно к деятельности налоговых органов по борьбе с нарушениями законодательства о налогах и сборах. Эти требования включают в себя, во-первых, наличие законных оснований для привлечения к ответственности за налоговые правонарушения и, во-вторых, возможность привлечения к налоговой ответственности только в порядке, установленном законом. За совершение налоговых правонарушений нарушители могут быть привлечены к ответственности только по основаниям и в порядке, которые предусмотрены исключительно Налоговым кодексом РФ.

Основанием привлечения к налоговой ответственности является наличие в противоправном деянии лица всех признаков состава налогового правонарушения, предусмотренных ст. 116 — 129.4 главы 16 Налогового кодекса РФ. Данное правило применимо и в отношении банков, нарушивших законодательство о налогах и сборах. Основанием привлечения банков к налоговой ответственности является наличие в противоправном деянии лица всех признаков состава правонарушения, предусмотренных ст. 132 — 135.2 главы 18 Налогового кодекса РФ. Пунктом 3 комментируемой статьи определено, что основанием для привлечения лица к налоговой ответственности является установление факта совершения данного нарушения решением налогового органа, вступившим в законную силу.

При наличии основания, необходимого и достаточного для привлечения лица к ответственности за совершение налогового правонарушения, применение налоговых санкций допустимо только в порядке, установленном главами 14 и 15 Налогового кодекса РФ.

Согласно пункту 2 комментируемой статьи никто не может быть привлечен повторно к ответственности за совершение одного и того же налогового правонарушения. Это положение является реализацией одного из общих принципов права — «nonbisinidem», известного еще римским юристам (никто не может нести ответственность дважды за одно и то же правонарушение). Принцип «nonbisinidem» установлен Конституцией РФ (ч. 1 ст. 50), а также закреплен нормами уголовного и административного права (ч. 2 ст. 6 Уголовного кодекса РФ и п. 7 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ соответственно). Указанный принцип применительно к налоговой ответственности исключает повторное привлечение к налоговой ответственности лица за одно и то же налоговое правонарушение, квалификацию одного и того же противоправного деяния по нескольким статьям Налогового кодекса РФ либо по статье Налогового кодекса РФ и статье КоАП РФ, предусматривающим ответственность за одинаковые по составам виды нарушений законодательства о налогах и сборах.

В ходе проверки конституционности положений Налогового кодекса РФ Конституционный Суд РФ неоднократно указывал на невозможность квалификации налогового правонарушения одновременно по нескольким статьям НК РФ. Согласно п. 1 Определения Конституционного Суда РФ от 18 января 2001 года N 6-О «По запросу Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа о проверке конституционности пунктов 1 и 3 статьи 120 и пункта 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации» положения п. 1 и 3 ст. 120 и п. 1 ст. 122 Налогового кодекса РФ, определяющие недостаточно разграниченные между собой составы налоговых правонарушений, не могут применяться одновременно в качестве основания привлечения к ответственности за совершение одних и тех же неправомерных действий, что не исключает возможности их самостоятельного применения на основе оценки судом фактических обстоятельств конкретного дела и с учетом конституционно-правового смысла составов налоговых правонарушений, выявленного Конституционным Судом РФ.

Согласно пункту 3 ст. 108 Налогового кодекса РФ основанием для привлечения лица к ответственности за нарушение законодательства о налогах и сборах является установление факта совершения данного нарушения решением налогового органа, вступившим в законную силу. Данное правило отличается от общего правила об основаниях уголовной или административной ответственности. Например, в соответствии со ст. 8 Уголовного кодекса РФ основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного Уголовным кодексом РФ.

Налоговый орган может выносить два вида решений, в которых устанавливается факт совершения налогового правонарушения. Первый вид решений предусмотрен правилами ст. 101 Налогового кодекса РФ. По результатам рассмотрения материалов налоговой проверки руководитель (заместитель руководителя) налогового органа выносит решение о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения. В решении должно быть установлено:

1) что налоговое нарушение совершено лицом, в отношении которого был составлен акт налоговой проверки;

2) выявленное нарушение образует состав налогового правонарушения;

3) в материалах дела имеются все необходимые и достаточные основания для привлечения лица к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения (см. комментарий к ст. 101 Налогового кодекса РФ).

По правилам ст. 101.4 Налогового кодекса РФ при обнаружении фактов, свидетельствующих о нарушениях законодательства о налогах и сборах, ответственность за которые предусмотрена Налоговым кодексом РФ, составляется акт по установленной форме. Акт об обнаружении фактов, свидетельствующих о предусмотренных Налоговым кодексом РФ налоговых правонарушениях, составляет уполномоченное должностное лицо налогового органа, ведущее производство по делу о налоговом правонарушении. В акте должны быть указаны документально подтвержденные факты налогового правонарушения. Такой акт является вторым видом решений, в которых устанавливается факт совершения налогового правонарушения (см. комментарий к ст. 101.4 Налогового кодекса РФ).

Пункт 4 статьи 108 Налогового кодекса РФ устанавливает правило, в соответствии с которым привлечение организации к ответственности за совершение налогового правонарушения не освобождает ее должностных лиц при наличии соответствующих оснований от административной, уголовной или иной ответственности, предусмотренной законами РФ. За нарушение законодательства о налогах и сборах организация привлекается к налоговой ответственности, а ее должностные лица могут быть привлечены к уголовной или административной ответственности в зависимости от характера совершенного правонарушения. К уголовной ответственности должностные лица организации привлекаются, если в их деяниях есть признаки состава преступления, предусмотренного нормами Уголовного кодекса РФ:

— уклонения от уплаты таможенных платежей, взимаемых с организации или физического лица (ст. 194);

— уклонения от уплаты налогов и (или) сборов с организации (ст. 199);

— неисполнения обязанностей налогового агента (ст. 199.1);

— сокрытия денежных средств либо имущества организации или индивидуального предпринимателя, за счет которых должно производиться взыскание налогов и (или) сборов (ст. 199.2).

Привлечение должностных лиц организации к административной ответственности возможно, если их деяния образуют состав административного правонарушения, предусмотренного главой 15 КоАП РФ (ст. 15.3 — 15.13). Так, например, организация за непредставление в установленный законодательством о налогах и сборах срок налоговой декларации в налоговый орган по месту учета несет налоговую ответственность в соответствии с п. 1 ст. 119 Налогового кодекса РФ. А должностные лица организации, виновные в нарушении срока представления налоговой декларации, несут административную ответственность по ст. 15.5 КоАП России.

Если налоговое правонарушение было совершено организацией в результате нарушения ее работником трудовой дисциплины, администрация (руководитель) организации может привлечь виновного работника к дисциплинарной ответственности. Основанием дисциплинарной ответственности является совершение должностным лицом дисциплинарного проступка. За совершение дисциплинарного проступка, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей, работодатель имеет право применить дисциплинарные взыскания, предусмотренные ст. 192 Трудового кодекса РФ.

Многие юристы-практики считают, что отсутствие законодательного закрепления в Налоговом кодексе РФ понятия должностного лица — явный пробел в законодательстве о налогах и сборах. Однако согласно п. 4 комментируемой статьи Налогового кодекса РФ должностные лица организации, являющейся субъектом налоговой ответственности, привлекаются не к налоговой ответственности, а при наличии соответствующих оснований — к административной, уголовной или дисциплинарной ответственности, предусмотренной законами РФ. Из этого следует, что правила привлечения должностных лиц к административной, уголовной и дисциплинарной ответственности определены соответственно административным, уголовным и трудовым законодательством РФ.

Примечание к ст. 2.4 КоАП РФ содержит официальное разъяснение, позволяющее определить статус должностного лица при наложении на него мер административной ответственности. Для привлечения к уголовной ответственности должностного лица за совершение налогового преступления необходимо, чтобы это лицо обладало признаками субъекта уголовной ответственности, указанными в соответствующей статье Уголовного кодекса РФ (ст. 194, 199, 199.1, 199.2). Меры дисциплинарной ответственности, установленные Трудовым кодексом РФ, применяются к нарушителям трудовой дисциплины независимо от того, является нарушитель должностным лицом или нет. Поэтому в Трудовом кодексе РФ не дается понятие должностного лица.

Правило пункта 5 ст. 108 Налогового кодекса РФ сформулировано исходя из особенности мер налоговой ответственности (налоговых санкций). Такая особенность налоговых санкций была отмечена Конституционным Судом РФ в Постановлении от 17 декабря 1996 года N 20-П «По делу о проверке конституционности пунктов 2 и 3 части первой статьи 11 Закона Российской Федерации от 24 июня 1993 года «О федеральных органах налоговой полиции». Конституционный Суд РФ определил, что взыскание штрафов носит не восстановительный, а карательный характер и является наказанием за налоговое правонарушение.

Согласно п. 5 ст. 108 Налогового кодекса РФ привлечение лица к ответственности за совершение налогового правонарушения не освобождает его от обязанности уплатить (перечислить) причитающиеся суммы налога (сбора) и пени. Пунктом 6 ст. 114 урегулирован порядок уплаты начисленных налоговых санкций. Сумма штрафа, взыскиваемого с налогоплательщика, плательщика сбора или налогового агента за налоговое правонарушение, повлекшее задолженность по налогу (сбору), подлежит перечислению со счетов соответственно налогоплательщика, плательщика сбора или налогового агента только после перечисления в полном объеме этой суммы задолженности и соответствующих пеней в очередности, установленной гражданским законодательством Российской Федерации.

В пункте 6 ст. 108 Налогового кодекса РФ сформулирован принцип презумпции невиновности в налоговом праве:

1. Лицо считается невиновным в совершении налогового правонарушения, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке.

2. Лицо, привлекаемое к ответственности, не обязано доказывать свою невиновность в совершении налогового правонарушения.

3. Обязанность по доказыванию обстоятельств, свидетельствующих о факте налогового правонарушения и виновности лица в его совершении, возлагается на налоговые органы. Т.е. обязанность по сбору (получению), проверке и оценке фактических обстоятельств, доказывающих вину налогоплательщика в совершении налогового правонарушения, лежит на налоговых органах.

4. Неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к ответственности, толкуются в пользу этого лица.

В отличие от Налогового кодекса РФ принцип презумпции невиновности точнее сформулирован в административном и уголовно-процессуальном законодательстве РФ. В соответствии с ч. 2 ст. 1.5 КоАП РФ лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, считается невиновным, пока его вина не будет доказана в порядке, предусмотренном КоАП РФ, и установлена вступившим в законную силу постановлением судьи, органа, должностного лица, рассмотревших дело. Согласно ст. 14 Уголовно-процессуального кодекса РФ обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном Уголовно-процессуальным кодексом РФ порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

Пункт 7 комментируемой статьи предусматривает, что ответственность за нарушения законодательства о налогах и сборах, допущенные в связи с выполнением договора инвестиционного товарищества, несет управляющий товарищ, ответственный за ведение налогового учета. Согласно ч. 1 ст. 3 Федерального закона от 28 ноября 2011 года N 335-ФЗ «Об инвестиционном товариществе» по договору инвестиционного товарищества двое или несколько лиц (товарищей) обязуются соединить свои вклады и осуществлять совместную инвестиционную деятельность без образования юридического лица для извлечения прибыли.

Порядок исчисления сроков и перечисления налогов в бюджет уполномоченным управляющим товарищем идентичен общим правилам уплаты налогов налогоплательщиком.

Если срок уплаты налога истек и уполномоченный управляющий товарищ в бюджет его не перечислил, на сумму недоимки налоговый орган начислит пени по правилам ст. 75 Налогового кодекса РФ. Кроме того, налоговый орган может привлечь уполномоченного управляющего товарища к налоговой ответственности в виде штрафа за совершение налогового правонарушения, признаки которого предусмотрены ст. 122 или ст. 123 Налогового кодекса РФ.

Согласно абз. 2 п. 7 ст. 108 Налогового кодекса РФ ответственность за неисполнение обязанности по уплате налога на прибыль организаций, налога на доходы физических лиц с прибыли (дохода), приходящейся на долю участника договора инвестиционного товарищества, несет соответствующий участник такого договора, если иное не установлено Налоговым кодексом РФ. При неуплате налогов в рамках деятельности инвестиционного товарищества налоговый орган вправе взыскать недоимку, пени, штраф в принудительном порядке, установленном Налоговым кодексом РФ (п. 2 ст. 45, ст. 46, 47).

Смотрите так же:

  • Вологодский кассационный суд Вологодский кассационный суд Прием письменных обращений граждан и представителей организаций (как по конкретным судебным делам, так и жалоб на действия судей, работников аппарата суда и […]
  • Воинская часть 33933 в слониме Воинская часть 33933 в слониме почетный член форума Группа: Пользователи Сообщений: 2 108 Регистрация: 9.9.2008 Пользователь №: 1 326 60560 Период службы: 1976-1978 Ф.И.О.:oleg o […]
  • Чита купить земельный участок Купить земельный участок в Чите 19.09.2018 10:57 | Купить землю в Чите переулок 1-й Амурский садоводство, 4.4 сот. Продается дача в НСТ "Заимка". Дом из бруса с верандой, помещение […]
  • 114 статья часть 4 за что Статья 114. Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего […]
  • Федеральный закон о рекламе книга Федеральный Закон "О рекламе" Аннотация к книге "Федеральный Закон "О рекламе"" Издание содержит текст Федерального Закона "О рекламе". Мы пришлем письмо о полученном бонусе, как только […]