2221 ук рф практика

2221 ук рф практика

I. Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования. Современный период жизни государства и общества чрезвычайно сложен. Существенным препятствием на пути проведения политических, экономических и социальных реформ в России является преступность, динамика количественных показателей которой уже несколько лет остается неблагополучной.

Качественная характеристика преступности также меняется не в лучшую сторону. Нарастающая вооруженность преступного мира и открытая демонстрация оружия — одни из факторов ухудшения криминогенной обстановки на территории России. Вал преступлений с применением оружия, ощутимая профессионализация преступных группировок, подкуп, шантаж, угрозы, вооруженное противостояние правоохранительным органам в опасных масштабах входят в повседневную жизнь. Имеется тенденция роста опасных посягательств на жизнь и здоровье граждан, в том числе террористической направленности, корыстно-насильственных преступлений.

В сложившейся ситуации особую актуальность имеют проблемы борьбы с незаконным оборотом огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств. Специально проведенные исследования показывают, что рассматриваемые противоправные деяния не только не уменьшаются, несмотря на активно принимаемые органами внутренних дел меры, но и становятся все более доходным преступным промыслом, имеющим, в отличие от ряда других посягательств, относительно большую доступность и меньшую степень риска разоблачения.

Неконтролируемый оборот оружия приобрел организованный и транснациональный характер и относится в современных условиях к сильнодействующим детерминантам преступности.

Борьба с незаконным оборотом оружия занимает особое место в деятельности по предупреждению преступлений, так как она характеризуется двойной превенцией: помимо пресечения незаконных действий в отношении оружия предупреждаются и тяжкие последствия, которые могут наступить при противоправном применении оружия.

В современных условиях возникает необходимость принятия экстренных, более жестких мер по борьбе с незаконным оборотом оружия, в первую очередь, связанных с усилением контроля

за его легальным оборотом. Разработка этих мер возможна лишь на основе глубокого криминологического исследования всех закономерностей незаконного оборота оружия, так как без фундаментальных научных исследований генезиса данного явления деятельность правоохранительных органов по борьбе с ним малоэффективна.

Участившиеся проявления этого опасного преступления в нашей стране вызвали значительный интерес со стороны ученых-юристов. Он обусловлен как характером и степенью общественной опасности самого преступления, так и сложностью его содержания. Только за последние годы в специальной литературе опубликован ряд монографий, статей и пособий, посвященных этой проблеме. Это работы С.А. Невского, В.Ю. Владимирова, А.П. Литвинова, С.У. Дикаева, Э.С. Тенчова, СИ. Герасимова, Ю.Н. Белозерова и др.

В самих работах указанные авторы в той или иной степени затрагивают различные стороны незаконного оборота оружия. Однако анализ этих и целого ряда других работ позволяет сделать вывод о том, что рассмотрение различных аспектов носит в достаточной степени фрагментарный характер, труды вышеупомянутых ученых не исчерпали всей проблематики рассматриваемого состава преступления с учетом действующего Уголовного кодекса Российской Федерации и практики его применения.

Указанные обстоятельства предопределили выбор и актуальность темы диссертационного исследования.

Цель и задачи исследования. Целью диссертационной работы является исследование комплекса криминологических и уголовно-правовых вопросов, относящихся к незаконному обороту оружия, определение его социально-юридической сущности и места состава в системе Особенной части УК РФ.

В соответствии с этой целью были поставлены и решены следующие задачи:

— проведено исследование исторического происхождения и развития состава преступления в сфере незаконного оборота оружия;

— дана криминологическая характеристика лиц, занимающихся незаконным оборотом оружия;

— исследованы причины и условия, способствующие незаконному обороту оружия в России;

— разработаны в авторском варианте направления борьбы с этим опасным явлением;

— дана уголовно-правовая характеристика действующего состава преступления, предусматривающего ответственность за незаконный оборот оружия (ч. 1 ст. 222 УК РФ);

— исследованы квалифицированный (ч. 2 ст. 222 УК РФ) и особо квалифицированный (ч. 3 ст. 222 УК РФ) виды этого преступления;

— внесены предложения по совершенствованию конструкции уголовно-правовой нормы о незаконном обороте оружия (ст. 222 УК РФ).

Объект и предмет исследования. Объектом диссертационного исследования является реальное состояние общественной безопасности и уголовно-правовые средства ее обеспечения при осуществлении профилактики и борьбы с проявлением одного из наиболее опасных преступных посягательств на общественную безопасность — незаконного оборота оружия.

Предметом исследования являются: уголовное законодательство, действующее и в историческом аспекте, систематическая отчетность, справки, обзоры судебной практики, конкретные уголовные дела о преступлениях, связанных с незаконным оборотом оружия.

Методология и методика исследования. Методологической основой диссертационного исследования является диалектический подход к рассмотрению объекта и предмета исследования с использованием общих и специальных методов научного познания, таких, как сравнительно-правовой, статистический метод моделирования, метод экспертных оценок, социологический и др.

Теоретическую основу исследования составляют труды отечественных и зарубежных авторов по уголовному праву, криминологии, уголовному процессу, криминалистике: В. В. Аванесова, А.И. Алексеева, Ю.М. Антоняна, Л.Д. Гаухмана, Я.И. Гилинского, П.С. Дагеля, А.И. Долговой, И.И. Карпеца, В.Н. Кудрявцева, Н.Ф. Кузнецовой, Н.С. Лейкиной, В.В. Лунеева, СЮ. Марочкина, Р.И. Михеева, А.И. Михлина, В.А. Наумова, Б.С. Никифорова, В.П. Панова, В.И. Пинчука, А.А. Пионтковского, Э.Ф. Побегайло, А.В. Сахарова, В.Я. Тация и др., а также труды представителей дореволюционной правовой мысли — Н.С. Таганцева, И.Я. Фой-ницкого.

Нормативную базу исследования составляют: Конституция Российской Федерации, действующие уголовное, уголовно-процессуальное, уголовно-исполнительное законодательство России, зарубежное законодательство, руководящие постановления Пленума Верховного Суда РФ, относящиеся к проблемам исследования.

Эмпирическую базу исследования составили статистические данные о состоянии и динамике преступлений в сфере незаконного оборота оружия; результаты изучения 122 уголовных дел, связанных с незаконными приобретением, передачей, сбытом, хранением, перевозкой или ношением оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств.

Изучены также опубликованные материалы судебной практики. Проведен опрос 86 практических работников: судей, следователей, прокуроров, оперативных работников.

Научная новизна исследования определяется выбором темы (как малоисследованной комплексно в юридической литературе) и кругом выносимых на защиту положений.

В частности, к новым результатам исследования проблемы можно отнести следующее:

— авторский вариант анализа исторического опыта становления состава незаконного оборота оружия в российском уголовном праве;

— изучение лиц, занимающихся незаконным оборотом оружия;

— рекомендации по предупреждению незаконного оборота оружия в России;

— освещение наиболее существенных и спорных вопросов, связанных с анализом элементов состава рассматриваемого преступления;

— предложения автора по совершенствованию уголовно-правовой нормы, предусматривающей ответственность за незаконные приобретение, передачу, сбыт, хранение, перевозку или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств (ст. 222 УК РФ).

Основные выводы и положения, выносимые на защиту: 1. Состояние незаконного оборота оружия находится в прямой зависимости от степени правопорядка в государстве. Незаконный оборот оружия можно рассматривать как своеобразный индикатор, позволяющий оценивать состояние государства и национальной безопасности. Уровень незаконного оборота оружия зна-

чительно вырастает в те исторические периоды, когда нарушаются устои государственности, нарушается и ослабляется социальный контроль в обществе.

2. Описывая характерные признаки собирательного социального портрета лица, занимающегося незаконным оборотом оружия, можно выделить наиболее значимые из них: лица мужского пола в возрасте от 18 до 25 лет, имеющие отношение к военной службе в Вооруженных Силах России, со средним образованием, не имеющие, как правило, судимостей.

3. Причинный комплекс незаконного оборота оружия неразрывно связан с современными условиями жизни общества, производен от общих причин и условий преступности и заключается во взаимодействии негативных факторов в социально-экономической, социально-культурной, воспитательной, политической, правовой, организационно-управленческой и технической сферах жизни общества. Повышенный спрос на оружие придал экономический характер незаконному обороту оружия, поскольку он является источником высоких криминальных доходов.

4. В целях предупреждения незаконного оборота оружия в России необходимо создать специальный государственный орган по контролю за оборотом оружия, который выполнял бы следующие задачи:

— создание автоматизированной системы учета огнестрельного оружия, имеющегося на территории России;

— осуществление контроля за оборотом оружия на всех его этапах, начиная с момента производства и заканчивая утилизацией;

— оказание помощи правоохранительным органам в пресечении и раскрытии преступлений, связанных с незаконным оборотом оружия;

— контроль экспорта и импорта вооружения;

— координация деятельности ведомств, вовлеченных в оборот оружия.

5. В современных условиях необходимо принять на федеральном уровне основополагающий документ об основах государственной политики в области контроля за вооружением. В связи с этим необходимо разработать концепцию государственной политики в области контроля за вооружением, которая должна отражать современное состояние и тенденции, развития

оборота оружия, комплекс мер по предупреждению его незаконного оборота, рассчитанного на длительный период.

6. Родовым объектом незаконного оборота оружия является общественная безопасность, т.е. система общественных отношений по поводу создания и поддержания безопасных условий жизнедеятельности общества, функционирования и развития его институтов.

7. По конструкции объективной стороны основной состав рассматриваемого преступления (ч. 1 ст. 222 УК РФ) — формальный, поэтому преступление следует считать оконченным в момент совершения одного из перечисленных в уголовно-правовой норме действий.

8. Субъективная сторона незаконного оборота оружия выражается исключительно в форме прямого умысла. Мотивы и цели носят факультативный характер и на квалификацию влияния не оказывают.

9. Учитывая, что состав преступления, предусмотренный в ч. 4 ст. 222 УК РФ является самостоятельным по отношению к основному составу незаконного оборота оружия (ч. 1 ст. 222 УК РФ), отличающимся по характеру, степени общественной опасности и по предмету преступления, то ч. 4 ст. 222 УК РФ необходимо исключить из данной уголовно-правовой нормы, предусмотрев уголовную ответственность за незаконный сбыт газового оружия, холодного оружия, в том числе метательного оружия в отдельной статье 2221 УК РФ.

Теоретическая и практическая значимость исследования.

В теоретическом плане могут представлять интерес положения работы о сущности незаконного оборота оружия, проблемах уголовно-правового аспекта этого понятия.

Предложения, обоснованные и сформулированные в работе, могут быть использованы при дальнейшем совершенствовании уголовного законодательства.

Внедрение в деятельность правоприменительных органов рекомендаций, разработанных в процессе исследования, позволит избежать нередких ошибок в их правоприменительной деятельности.

Материалы диссертации могут быть использованы в учебном процессе по курсам Особенной части уголовного права, криминологии, а также в системе повышения квалификации следовате-

лей, оперативных и других работников, ведущих борьбу с этими преступлениями.

Апробация результатов исследования. Рукопись диссерта­ции была обсуждена и одобрена на заседании кафедры кримино­логии Санкт-Петербургского университета МВД России. Результаты исследования получили апробацию в публикациях по теме исследования, а также в выступлениях автора на международных и российских научно-практических конференциях: «Проблемы реформы уголовного судопроизводства в Российской Федерации» (Санкт-Петербург, 26 марта 2001 г .); «МВД России — 200 лет: история и перспективы развития» (Санкт-Петербург, 20-21 сентября 2002 г .); «Уголовно-процессуальное законодательство Российской Федерации: перспективы развития и проблемы правоприменения (Санкт-Петербург, 29 ноября 2002 г .); «Совершенствование правовой базы и взаимодействия правоохранительных органов различных государств в борьбе с терроризмом и экстремизмом» (Санкт-Петербург, 13 мая 2003 г .); «Уголовно-процессуальная реформа: УПК РФ — год спустя. Актуальные проблемы применения» (Санкт-Петербург, 24 октября 2003 г .), а также в опубликованных автором научных работах.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, объединяющих семь параграфов, заключения и списка использованной литературы.

Прокуратуры РФ

Главная Северо-Кавказский федеральный округ Республика Ингушетия

В соответствии с примечанием к ст. 222 УК РФ (далее-УК РФ) лицо, добровольно сдавшее огнестрельное оружие, его основные части, боеприпасы освобождается от уголовной ответственности по указанной ст. , предусматривающей уголовную ответственность за незаконные приобретение, передачу, сбыт, хранение, перевозку или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов.

В соответствии с указанным примечание к ст. 222 УК РФ освобождается от уголовной ответственности также лицо, добровольно заявившее органам власти о месте нахождения огнестрельного оружия при реальной возможности дальнейшего его хранения.

Из практики Верховного Суда РФ: «Из материалов дела видно, что о месте, куда было помещено оружие, органам следствия известно не было.

Во время допроса в качестве обвиняемого К. указал, что после разбойного нападения они с Н. остановились на обочине в месте, указанном им при проверке показаний, где переоделись, а одежду и оружие выбросили в болото.

При осмотре участка местности и водоема, указанного К., была обнаружена одежда осужденных и два патрона калибра 9 мм.

Во время производства повторного осмотра в месте, указанном в показаниях К., обнаружено самодельное нарезное оружие калибра 9 мм.

Таким образом, изложенные обстоятельства свидетельствуют о том, что до показаний К. с выходом на место правоохранительные органы не располагали сведениями о местонахождении оружия и патронов.

Факт сообщения К. о месте нахождения оружия признал и суд, о чем прямо указано в описательной части приговора.

Президиум Верховного Суда РФ отменил судебные решения в части осуждения К. по ч. 3 ст. 222 УК РФ и производство по делу прекратил на основании примечания к ст. 222 УК РФ. Постановление Президиума Верховного Суда РФ N 109-П09».

Аналогичные примечания имеются также к ст. м УК РФ: 222.1 «Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение взрывчатых веществ или взрывных устройств»; 223 «Незаконное изготовление оружия»; 223.1

«Незаконное изготовление взрывчатых веществ, незаконные изготовление, переделка или ремонт взрывных устройств».

Следует отметить, что не может признаваться добровольной сдачей предметов, указанных в приведенных ст. х УК РФ их изъятие при задержании лица, а также при производстве следственных действий по их обнаружению и изъятию.

К вопросу о малозначительности деяний, содержащих признаки составов преступлений, предусмотренных ст. ст. 222, 222.1 УК РФ (Харламова А.А., Белик Ю.С.)

Дата размещения статьи: 15.04.2017

Согласно ч. 2 ст. 14 УК РФ не является преступлением действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного УК РФ, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности. Следовательно, основным критерием разграничения преступлений и малозначительных деяний является наличие в первых признака общественной опасности.

Под общественной опасностью понимается «возможность отрицательного влияния преступлений на социальные условия функционирования человека, общества, государства» . Однако критерии, позволяющие четко определить, достигло ли совершенное деяние необходимой степени общественной опасности, законодательно не установлены. В связи с чем решение вопроса об уголовной ответственности ложится на плечи правоприменителя.
———————————
Марцев А.И. Общие вопросы учения о преступлении. Омск: Юридический институт МВД России, 2000. С. 7.

К деяниям, вопрос о малозначительности которых возникает довольно часто, можно отнести действия, выраженные в приобретении, передаче, сбыте, хранении, перевозке или ношении некоторых ограниченных в обороте предметов, в частности патронов.
Сигнальные, осветительные, холостые, строительные, газовые, учебные и иные патроны, не имеющие поражающего элемента (снаряда, пули, дроби, картечи и т.п.) и не предназначенные для поражения цели, не относятся к боеприпасам, взрывчатым веществам и взрывным устройствам . А вот патроны к огнестрельному оружию, независимо от калибра, изготовленные промышленным или самодельным способом, признаются боеприпасами, ответственность за незаконные действия в отношении которых предусмотрена ч. 1 ст. 222 УК РФ. Исключение составляют патроны к гражданскому огнестрельному гладкоствольному длинноствольному оружию и огнестрельному оружию ограниченного поражения — они в силу прямого указания в уголовном законе не отнесены к предмету преступления, предусмотренного ст. 222 УК РФ.
———————————
Пункт 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 12 марта 2002 г. N 5 «О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2002. N 5.

Совершение соответствующих действий в отношении патронов, относящихся к предмету преступления, предусмотренного ст. 222 УК РФ, не всегда признается общественно опасным. На основе анализа материалов уголовных дел попытаемся определить критерии малозначительности, которыми руководствуются сотрудники правоприменительных органов. И сразу оговорим, что зачастую вывод о непреступности деяния базируется на совокупности нескольких таких критериев.
Первым и достаточно часто учитываемым критерием является количественная характеристика предмета посягательства.
Так, органами дознания К. обвинялся в незаконном хранении боеприпасов. Находясь на стрельбище, он нашел три исправных и пригодных к стрельбе патрона калибра 5,6 мм, принес домой и стал хранить в шкафу. Признавая деяния К. малозначительными, суд в описательной части приговора отметил, что сторона обвинения не учла обстоятельства, имеющие важное значение для определения степени социальной опасности и квалификации действий К., а именно: незначительное количество патронов, которые хранил подсудимый, и тот факт, что его действия носили единичный характер .
———————————
Приговор Беловского районного суда Курской области от 23 мая 2011 г. по делу N 1-29/2011 // ГАС РФ «Правосудие». URL: http://bsr.sudrf.ru/ (дата обращения: 11.06.2016).

Вместе с тем указанный количественный показатель далеко не всегда признается судами обстоятельством, свидетельствующим об отсутствии общественной опасности ввиду малозначительности деяния.
Например, Президиум Ростовского областного суда несмотря на ходатайство стороны защиты о признании деяния малозначительным признал преступными действия Р. и оставил без изменения приговор Азовского городского суда Ростовской области в части осуждения по ч. 1 ст. 222 УК РФ за незаконное приобретение и хранение боеприпасов. Следствием было установлено, что Р. незаконно приобрел и хранил по месту своего проживания два патрона, которые были изготовлены заводским способом и представляли собой малокалиберные патроны спортивно-охотничьего типа, калибра 5,6 мм, являющиеся штатными боеприпасами к нарезному огнестрельному малокалиберному оружию. 27 августа 2009 г. эти патроны были обнаружены и изъяты сотрудниками в ходе обыска .
———————————
Постановление Президиума Ростовского областного суда от 14 июля 2011 г. по делу N 44-у-229 // РосПравосудие. URL: http://rospravosudie.com/ (дата обращения: 11.06.2016).

Комсомольский районный суд г. Тольятти Самарской области, рассматривая дело в отношении И., который нашел на свалке и присвоил 7 патронов, указал следующее: «Согласно ч. 1 ст. 222 УК РФ закон признает преступными действия по незаконному приобретению боеприпасов независимо от их количества. Из фактических обстоятельств дела, установленных в судебном заседании, следует, что И., совершая незаконное приобретение боеприпасов — семи боевых и пригодных для стрельбы патронов, не имел намерения их сдать сотрудникам полиции при наличии реальной возможности. Действия И. создавали реальную угрозу причинения существенного вреда общественной безопасности, поэтому утверждать, что совершенное подсудимым деяние является малозначительным и в силу этого не представляет общественной опасности, оснований не имеется» .
———————————
Приговор Комсомольского районного суда г. Тольятти Самарской области от 28 октября 2014 г. по делу N 1-491/2014 // ГАС РФ «Правосудие». URL: http://bsr.sudrf.ru/ (дата обращения: 13.06.2016).

Похожие доводы были приведены Дубненским федеральным городским судом Московской области при признании С. виновным по ч. 1 ст. 222 УК РФ, нашедшего и хранившего 5 патронов .
———————————
Приговор Дубненского федерального городского суда Московской области от 27 мая 2010 г. по делу 1-88/2010 // ГАС РФ «Правосудие». URL: http://bsr.sudrf.ru/ (дата обращения: 13.06.2016).

Вторым критерием, который судами принимается во внимание при принятии решения о малозначительности деяния, является отсутствие у виновного исправного или неисправного оружия, к которому предназначены боеприпасы.
Примером может послужить решение Президиума Забайкальского краевого суда, которым К. был оправдан в связи с малозначительностью деяния. К. при уборке сарая у себя дома нашел патрон калибра 5,6 мм, который, по заключению эксперта, является боеприпасом к нарезному спортивно-охотничьему оружию кольцевого воспламенения. Указанный патрон был обнаружен и изъят во время обыска. Рассматривая дело в порядке обжалования, Президиум указал, что суд не дал оценки тому обстоятельству, что К. хранил только один патрон и при этом не имел никакого оружия. Каких-либо данных о том, что К. своими действиями причинил вред или создал угрозу причинения вреда личности, обществу или государству, в материалах дела и приговоре не содержалось, в связи с чем осуждение в части ст. 222 УК РФ со ссылкой на ч. 2 ст. 14 УК РФ было отменено .
———————————
Постановление Президиума Забайкальского краевого суда от 6 октября 2011 г. по делу N 44-у-198/2011 // РосПравосудие. URL: http://rospravosudie.com/ (дата обращения: 14.06.2016).

В качестве третьего критерия суды выделяют способ получения боеприпасов. Например, если приобретение патронов выразилось в их покупке или было связано с совершением последующего преступления, то общественная опасность деяния усматривается. О малозначительности же можно, по мнению суда, говорить, когда патроны оказались у лица в силу стечения случайных обстоятельств.
Так, приговором Омсукчанского районного суда Магаданской области от 27 января 2011 г. Г. был осужден в том числе по ч. 1 ст. 222 УК РФ за незаконное приобретение и хранение боеприпасов. В начале июня 2005 года Г. нашел один патрон калибра 7,62 x 39 мм, который, по заключению эксперта, относится к боеприпасам к нарезному охотничьему огнестрельному оружию, принес его домой и незаконно хранил в квартире. Указанный патрон был обнаружен и изъят 15 октября 2010 г. во время обыска. Судебная коллегия по уголовным делам Магаданского областного суда прекратила уголовное дело в части обвинения по ч. 1 ст. 222 УК РФ и указала, что, признавая Г. виновным, суд первой инстанции не дал оценки тому обстоятельству, что патрон он приобрел (нашел) случайно и у него не было никакого оружия .
———————————
Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Магаданского областного суда от 16 марта 2011 г. по делу N 22-209/11 // ГАС РФ «Правосудие». URL: http://bsr.sudrf.ru/ (дата обращения: 15.06.2016).

Четвертый критерий, который нередко принимают во внимание сотрудники правоприменительных органов, — временной. Длительность или, наоборот, непродолжительность совершения перечисленных в законе действий может послужить одним из оснований привлечения к уголовной ответственности либо освобождения от нее.
Так, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда Республики Мордовия отменила приговор Зубово-Полянского районного суда Республики Мордовия от 10 ноября 2010 г. и освободила от уголовной ответственности З. В обосновании было указано, что З. на обочине железнодорожного пути на земле нашел 4 патрона, признанные впоследствии боеприпасами, пригодными к стрельбе, положил их в свой носок, надетый на левую ногу. В этот же день, т.е. через незначительный период времени, патроны были изъяты у него сотрудниками милиции. Коллегия сделала вывод, что в связи с непродолжительностью осуществления деяние содержит незначительную степень выраженности признаков состава преступления .
———————————
Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Республики Мордовия от 30 марта 2011 г. по делу N 22-461/2011 // ГАС РФ «Правосудие». URL: http://bsr.sudrf.ru/ (дата обращения: 15.06.2016).

И еще один пример. Рассматривая уголовное дело в отношении В., Звенигородский городской суд Московской области в описательной части обвинительного приговора отметил, что «не усматривает в совершенном подсудимым В. преступлении признаков малозначительности и не считает его действия не представляющими общественной опасности, поскольку подсудимый знал об их противоправном характере и продолжительное время предпринимал активные действия по сокрытию приобретенных боеприпасов, продолжая перекладывать из одной одежды в другую» .
———————————
Приговор Звенигородского городского суда Московской области от 10 ноября 2011 г. по делу N 1-54/2011 // ГАС РФ «Правосудие». URL: http://bsr.sudrf.ru/ (дата обращения: 16.06.2016).

Пятым критерием малозначительности могут послужить цели и мотивы, которым руководствовалось лицо при совершении деяния.
Так, Петровский районный суд Тамбовской области признал наличие малозначительности в деяниях Н., который взял у К. два патрона, чтобы в последующем сделать из них сувенир-брелок .
———————————
Постановление Петровского районного суда Тамбовской области от 25 июня 2012 г. по делу N 1-35/2012 // ГАС РФ «Правосудие». URL: http://bsr.sudrf.ru/ (дата обращения: 17.06.2016).

Шестым критерием, который в совокупности с иными может, по мнению судов, свидетельствовать об отсутствии общественной опасности содеянного, является место хранения патронов. Например, на положительное решение вопроса о малозначительности может повлиять отсутствие свободного доступа к боеприпасам третьих лиц, особенно детей.
Так, в ходе обыска в доме Б. в шкафу мебельной стенки на полке, где хранятся охотничьи принадлежности, в картонной коробочке были найдены 6 патронов калибра 7,62 мм к карабину СКС. Имея право на приобретение боеприпасов, Б. хранил патроны с нарушением правил — не в специальном сейфе, который у него имелся, а в шкафу. В описательной части решения суда было указано, что действия Б. формально содержат признаки состава незаконного хранения боеприпасов, но в силу малозначительности не представляют общественной опасности, поскольку: боеприпасы были приобретены и хранились на законных основаниях до лишения права ношения оружия; количество боеприпасов было небольшим (6 патронов); тяжких последствий от совершенного деяния не наступило; какая-либо цель использования хранящихся боеприпасов у Б. отсутствовала; о местонахождении боеприпасов знал только Б. и только он пользовался шкафом, где они находились .
———————————
Приговор Крутихинского районного суда Алтайского края от 25 марта 2010 г. по делу N 112/2010 // РосПравосудие. URL: http://rospravosudie.com/ (дата обращения: 17.06.2016).

Тогда как противоположную оценку получило хранение боеприпасов в общедоступном месте. Г. нашел два патрона (один калибра 7,62 x 53 мм, второй — калибра 9 мм) и положил их в правый карман своих брюк, где в последующем и хранил. Собираясь в поездку, Г. взял сумку, в которую его супруга сложила вещи, в том числе и брюки, в кармане которых находились два патрона. По прибытии в г. Минеральные Воды при прохождении процедуры досмотра багажа и ручной клади в матерчатой сумке Г. инспектором по досмотру с помощью рентген-телевизионной установки патроны были обнаружены. Суд пришел к выводу, что Г., понимая, что незаконно приобретенные им боеприпасы представляют собой опасность для окружающих, принес их к себе домой, где проживает четверо несовершеннолетних детей, и оставил данные боеприпасы в общедоступном месте, создав тем самым угрозу причинения вреда как членам своей семьи, так и неопределенному кругу лиц. При таких обстоятельствах совершенное Г. деяние не было признано малозначительным .
———————————
Апелляционное постановление Ставропольского краевого суда от 23 января 2014 г. по делу N 22-6853/13 // РосПравосудие. URL: http://rospravosudie.com/ (дата обращения: 17.06.2016).

В качестве седьмого критерия, влияющего на общественную опасность, могут быть учтены различные характеристики личности совершившего деяние. Юридическая оценка может измениться в зависимости от рода занятий подозреваемого (обвиняемого), от наличия у него навыков обращения с оружием, от количества и характера совершенных ранее правонарушений, от принадлежности к какой-либо преступной группе и т.п.
Е. был осужден за участие в преступном сообществе (преступной организации) и за незаконное хранение боеприпасов, а именно двух патронов калибра 5,45 мм, предназначенных для стрельбы из автоматов АК-74, АКС-74, АКС-74У и ручного пулемета РПГ-74, а также одного патрона калибра 7,62 мм, предназначенного для стрельбы из винтовки конструкции С.И. Мосина и другого автоматического и нарезного охотничьего оружия. Учитывая предназначение указанных боеприпасов, обстоятельства их хранения, принадлежность осужденного Е. к преступному сообществу, судебная коллегия поддержала вывод суда первой инстанции об отсутствии оснований для признания содеянного Е. в этой части малозначительным деянием .
———————————
Апелляционное определение Псковского областного суда от 7 мая 2015 г. по делу N 22-235/2015 // РосПравосудие. URL: http://rospravosudie.com/ (дата обращения: 18.06.2016).

Полагаем, перечисленные критерии можно взять за основу и при решении вопроса о малозначительности деяний, содержащих признаки составов преступлений, предусмотренных ст. 222.1 УК РФ и совершенных в отношении пороха. Порох относится к категории взрывчатых веществ и представляет собой многокомпонентное твердое вещество метательного действия, способное к горению без доступа кислорода извне, с выделением значительного количества энергии газообразных продуктов . Можно привести несколько показательных решений судов.
———————————
Указ Президента РФ от 17 декабря 2011 г. N 1661 «Об утверждении Списка товаров и технологий двойного назначения, которые могут быть использованы при создании вооружений и военной техники и в отношении которых осуществляется экспортный контроль» // СЗ РФ. 2011. N 52. Ст. 7563.

Являясь владельцем охотничьего ружья и имея разрешение на его хранение и ношение, К. в 1981 г. приобрел в охотничьем магазине порох «Сокол» для снаряжения патронов. 12 сентября 2006 г. у К. истек срок действия разрешения на хранение и ношение огнестрельного оружия, однако 60 г пороха продолжало храниться в специальном металлическом сейфе. Рассматривая дело в порядке надзора, Президиум Краснодарского краевого суда указал, что «суд первой инстанции не принял во внимание, что хранение незначительного количества пороха лицом, которое приобрело его на законных основаниях для использования на охоте, общественной опасности не представляет. Данных, свидетельствующих о том, что К. своими действиями причинил вред или создал угрозу причинения вреда личности, обществу или государству, в деле не имеется. При таких обстоятельствах уголовное дело подлежит прекращению за отсутствием в деянии К. состава преступления по основанию, предусмотренному п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК» .
———————————
Постановление Президиума Краснодарского краевого суда от 10 октября 2012 г. по делу N 44у-723 // РосПравосудие. URL: http://rospravosudie.com/ (дата обращения: 19.06.2016).

Другой пример. Балаковским районным судом Саратовской области было рассмотрено дело по обвинению Н. в незаконном сбыте взрывчатого вещества. Н. перевозил имущество, принадлежащее его умершему сыну, и обнаружил в шкафу в пяти металлических банках 240 г пороха. Не зная, что порох запрещен к свободному обороту, он предложил своему знакомому охотнику К. забрать порох себе. Последний согласился, так как при жизни покойный сын Н. не раз брал у К. порох в долг. Судебная инстанция решила, что в действиях М. имеется формальное сходство с признаками преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 222 УК РФ (в действующей редакции ч. 1 ст. 222.1 УК РФ), однако передача охотнику и владельцу охотничьего оружия 240 г пороха лицом, которое не знало, что порох запрещен к свободному обороту, и которое не имело умысла на совершение незаконных действий с порохом, свидетельствует о малозначительности содеянного и отсутствии общественной опасности .
———————————
Приговор Балаковского районного суда Саратовской области от 10 мая 2011 г. по делу N 1-11(3)/2011 // РосПравосудие. URL: http://rospravosudie.com/ (дата обращения: 20.06.2016).

Малозначительными были признаны и деяния М., который около здания конторы нашел на земле один охотничий патрон с картонной гильзой и перенес его домой. Затем М. повредил гильзу охотничьего патрона, вытащил порох и поместил его в картонный спичечный коробок. Суд пришел к выводу, что М. какого-либо оружия не имел, нашел патрон случайно и использует порох для выжигания по дереву, своими действиями не причинил вред и не создал угрозу причинения вреда личности, обществу или государству, то все вышеизложенное свидетельствует о небольшой общественной опасности содеянного преступления .
———————————
Постановление Зимовниковского районного суда Ростовской области от 3 августа 2011 г. по делу N 1-169/2011 // ГАС РФ «Правосудие». URL: http://bsr.sudrf.ru/ (дата обращения: 20.06.2016).

Надо сказать, что приведенные выше критерии малозначительности в достаточной мере коррелируют с разъяснениями Верховного Суда РФ, в которых указывается, что «характер общественной опасности преступления определяется уголовным законом и зависит от установленных судом признаков состава преступления. При учете характера общественной опасности преступления следует иметь в виду прежде всего направленность деяния на охраняемые уголовным законом социальные ценности и причиненный им вред. Степень общественной опасности преступления устанавливается в зависимости от конкретных обстоятельств содеянного, в частности от характера и размера наступивших последствий, способа совершения преступления, роли подсудимого в преступлении, совершенном в соучастии, от вида умысла либо неосторожности» .
———————————
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 2015 г. N 58 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2016. N 2.

Пристатейный библиографический список

Марцев А.И. Общие вопросы учения о преступлении. Омск: Юридический институт МВД России, 2000.

Обобщение судебной практики рассмотрения уголовных дел по ст. 264 УК РФ, рассмотренные судами Самарской области в 2007 году, по которым постановлен приговор

Справка о результатах обобщения судебной практики

Предмет обобщения: уголовные дела по ст. 264 УК РФ, рассмотренные судами Самарской области в 2007 году, по которым постановлен приговор.

По данным информцентра УГИБДД ГУВД Самарской области в 2007 году на территории области зарегистрировано 5189 ДТП, в которых погибло 713 и ранено 6545 человек.

За аналогичный период 2006 года зарегистрировано 5241 ДТП, погибло 752 и ранено 6402 человек.

Из числа погибших:

В 2007 г. — пешеходов 246, пассажиров — 214, водителей — 247, иных участников — 6.

В 2006 г. — пешеходов 297, пассажиров — 222, водителей — 224, иных участников — 9.

Из числа раненых:

В 2007 г. — пешеходов 1986, пассажиров — 2500, водителей — 1960, иных участников — 99.

В 2006 г. — пешеходов 2203, пассажиров — 2221, водителей — 1872, иных участников — 106.

По данным УГИБДД[1] указанные ДТП произошли:

В 2007 г. по вине водителей — 4410, пешеходов — 741, пассажиров — 38.

В 2006 г. по вине водителей — 4435, пешеходов — 795, пассажиров — 11.

В состоянии алкогольного опьянения водителями совершено в 2007 г. 209 ДТП, в 2006 году 272 ДТП.

По вине водителей легкового транспорта совершено 3281 ДТП (АППГ[2] 3296), грузового транспорта 259 (АППГ 219), троллейбусов и трамваев 9 (АППГ 8), тракторов и самоходных механизмов 5 (АППГ 16), гужевого транспорта 1 (АППГ 2).

По данным информцентра ГУВД Самарской области в 2006-2007 годах в связи с совершенными ДТП зарегистрировано преступлений:

Из них прекращено органами следствия:

Направлено в суд:

При обобщении судебной практики были истребованы уголовные дела, по которым вынесены приговоры, вступившие в законную силу.

Таких дел представлено 157.

По результатам рассмотрения указанных дел судами осуждено — 156 лиц, оправдано — 1, в том числе:

По ст. 264 ч.1 УК РФ осуждено 62 (39,7 %) от общего числа осужденных.

По ст. 264 ч.2 УК РФ осуждено 84 (53,9 %) от общего числа осужденных.

По ст. 264 ч.3 УК РФ осуждено 10 (6,4 %) от общего числа осужденных.

Оправдательный приговор вынесен по ст. 264 ч.2 УК РФ в отношении 1 обвиняемого за отсутствием состава преступления.

Обвинительные приговоры с назначением реального наказания в виде лишения свободы были постановлены в отношении 34 осужденных (21,8 %), в отношении одного осужденного (по ст. 264 ч.1 УК РФ) был вынесен приговор с назначением штрафа с применением амнистии, в отношении остальных 121 осужденных (77,56%) имело место условное осуждение с применением ст. 73 УК РФ.

При этом реальное лишение свободы назначено по ст. 264 ч.1 УК РФ 3 лицам из 59 (5%), по ст. 264 ч.2 УК РФ 23 лицам из 61 (37,7%), по ст. 264 ч.3 УК РФ 8 лицам из 10 (80%).

Среди осужденных преобладают лица, не имеющие судимости (более 90%), не совершавшие ранее правонарушений, имеющие постоянное место жительства в Самарском регионе, мужского пола, молодого возраста (преимущественно от 20 до 28 лет), русской национальности, положительно характеризующиеся. Значительная часть осужденных имеют семью и детей, постоянную работу, в том числе являются профессиональными водителями /44 из 157 (28%) /[3].

Изложенное указывает на то, что в качестве подсудимых проходили в основном законопослушные лица. Совершение значительной части ДТП было обусловлено отсутствием должной осмотрительности и бдительности, несобранностью в сложных меняющихся дорожных условиях, что обусловило наступление результата, который никто из них не предвидел.

Это объясняет, почему суды воспринимают применение реального лишения свободы в отношении указанных лиц, как исключительную меру наказания и признают необходимым изоляцию от общества только 1\5 части таких осужденных, с чем следует согласиться.

При этом на суровость наказания (и в основном по вышеназванным причинам) влияют наиболее значительно 3 фактора:

— Тяжесть последствий (наличие погибших и их количество)

— Позиция подсудимого (признает либо не признает вину).

— Позиция потерпевших в отношении меры наказания.

Влияние тяжести последствий видно уже из приведенной статистики назначения наказаний по каждой из трех частей ст. 264 УК РФ, которые как раз и отличаются тяжестью последствий.

По ст. 264 ч.1 УК РФ в основном не назначается реальное лишение свободы, а по ст. 264 ч.3 УК РФ, оно, как правило, назначается.

При этом, если проанализировать наказания, назначенные по ст. 264 ч.3 УК РФ (где тяжесть последствий может быть разной), то также можно увидеть, что с увеличением числа погибших возрастает и строгость наказания.

Из таблицы видно, что суды не применяли ст. 73 УК РФ, если число погибших в ДТП было больше 2.

По ст. 264 ч.2 УК РФ, где назначение реального лишения свободы по сложившейся практике не имеет такой прямой связи с тяжестью последствий, как в преступлениях, предусмотренных ст. 264 ч.1 и ч.3 УК РФ, суды при выборе меры наказания ориентируются также на поведение осужденного (его позицию в суде) и позицию потерпевшей стороны.

Влияние позиции обвиняемого на отношение к нему суда при назначении наказания является предметом изучения психологии, но, тем не менее, данные статистики указывают на возможность существования такой связи, особенно по ст. 264 ч.2 УК РФ.

Так, процент реального лишения свободы среди осужденных, признавших и не признавших вину по ст. 264 ч.2 УК РФ в суде, имеет отличия.

Например, по ст. 264 ч.2 УК РФ только 15 — ти осужденным из 72 полностью признавших вину, назначено реальное лишения свободы (20,8%). При этом осужденным, не признавшим вину, суд назначил реальное лишение в 4 из 7 случаев (57%).

Тезис о зависимости меры наказания от позиции потерпевшего нельзя подтвердить статистически, поскольку не по всем делам перед потерпевшими четко формулируется вопрос о мере наказания. Тем не менее, по ряду дел, обосновывая необходимость реальной меры наказания, суды непосредственно ссылались в приговоре на непримиримую позицию потерпевших в вопросе о наказания. С другой стороны значительное количество дел, которое прекращается судами за примирением сторон (54 из 255 направленных в суд или 21%), также указывает, что мнение потерпевшего существенно влияет на выбор судом мер уголовно-правового воздействия.

Другие факторы в меньшей степени определяют практику назначения наказания.

Так, неожиданным результатом обобщения, является вывод о том, что состоянию опьянения водителя, суды не придают существенного значения. Данное обстоятельство мало влияет на строгость наказания, в то время как оно, хотя и не признается отягчающим наказание обстоятельством, тем не менее, характеризует степень вины водителя.

По данным науки состояние опьянения существенно снижает реакцию водителя и уже на 2 часу после приема алкоголя повышает вероятность совершения ДТП примерно в 55 раз[4], а некоторые представители науки рассматривают употребление алкоголя водителем, намеревающимся сесть за руль, как косвенный умысел на причинение вреда жизни и здоровью.

Тем не менее, как можно видеть из результатов обобщения, суды не придают решающего значения состоянию опьянения при оценке степени вины водителя и выборе меры наказания для его исправления.

Так, из 48 лиц (30,7%), совершивших ДТП в состоянии опьянения, к реальному лишению свободы осуждены менее половины из них — 21 (43,7%).

При анализе по составам преступлений видно также, что в большей степени на оценку общественной опасности влияют объективные факторы (последствия), а не то насколько грубым было нарушение Правил дорожного движения и его связь с состоянием опьянения.

Так из 48 лиц, совершивших ДТП в состоянии опьянения, 15 осуждены по ст. 264 ч.1 УК РФ, 29 по ст. 264 ч.2 УК РФ, 4 по ст. 264 ч.3 УК РФ. При этом статистика по ст. 264 ч. 3 УК РФ незначительна, поэтому не показательна.

В то же время из указанных 15 лиц, осужденных по ст. 264 ч.1 УК РФ, реальное лишение свободы назначено только двоим осужденным, которые имели помимо этого неотбытое наказание (УДО) по ранее вынесенным приговорам, следовательно, по ст. 264 ч.1 УК РФ влияние состояния опьянения на выбор основного наказания минимально. Что касается ст. 264 ч.2 УК РФ, то оно учитывается, но незначительно. На это указывают следующие цифры. Из 29 осужденных по ст. 264 ч.2 УК РФ, совершивших ДТП в состоянии опьянения, только 15 — ти из них (51%) назначено реальное лишение свободы, несмотря на то, что состояние опьянения повлекло человеческие жертвы.

Незначительно влияет состояние опьянения и на дополнительное наказание.

По ст. 264 ч.1 УК РФ лиц, совершивших ДТП в состоянии опьянения — 15, лишение прав применено только к 10 (66%). Вместе с тем из общего числа осужденных по ст. 264 ч.1 УК РФ (62) лишено прав управления 25 (40%), из которых только 10 управляли ТС в состоянии опьянения. Следовательно, по ст. 264 ч.1 УК РФ в иерархии мотивов, по которым применяется дополнительное наказание, совершение ДТП в состоянии опьянения занимает не самое видное место.

По ст. 264 ч.2 УК РФ предусматривается обязательное лишение прав управления. Однако из 84 осужденных дополнительное наказание применено к 74 (88%). Из указанных 10 водителей, освобожденных от дополнительного наказания, 2 — ое совершили ДТП со смертельным исходом в состоянии опьянения (Дело Н, Сергиевский суд, судья Тукмаков И.В., дело Ч, Елховский суд, судья Родионова Е.И.).

При этом из числа лишенных прав управления совершили преступление в состоянии опьянения соответственно 27 из 74 (ст. 264 ч.2 УК РФ), 4 из 9 (ст. 264 ч.3 УК РФ).

Следовательно, по ст. 264 ч.2 и ст. 264 ч.3 УК РФ применение дополнительного наказания продиктовано в первую очередь тем, что наказание является обязательным.

При решении вопроса о применении дополнительной меры наказания суды в большей степени учитывали другие обстоятельства, в основном профессию осужденного и его семейное положение, а также порядок отбывания основного наказания в виде лишения свободы.

В тех случаях, когда управление ТС является единственным источником дохода осужденного (семьи осужденного), суды учитывали это в качестве разумного основания неприменения дополнительного наказания.

Так, по ст. 264 ч.1 УК РФ осуждено профессиональных водителей 13, в состоянии опьянения 1, лишено прав из них 4.

По ст. 264 ч.2 УК РФ осуждено профессиональных водителей 26, в состоянии опьянения 1, лишено прав из них 20. То есть, в 6 случаях суды нашли возможным не лишать прав управления исходя из необходимости водительского удостоверения для работы осужденного. Еще в 4 случаях суды ссылались, на то, что осужденные, не являясь водителями, используют личный транспорт в профессиональной деятельности для выполнения служебных обязанностей. Однако эти мотивы учитывались судами, как правило, только в тех случаях, когда использование прав в дальнейшем, имело смысл ввиду условного осуждения, то есть если лицо сохраняло свободу.

В других случаях, например по ст. 264 ч.3 УК РФ применение реального лишения свободы в 8 из 10 случаев снимало актуальность выбора между применением либо неприменением дополнительного наказания. Напротив, при осуждении по ст. 264 ч.3 УК РФ к условному наказанию (дело С, Кинель-Черкасский суд, судья Зиновьева Т.Н.), судом дополнительное наказание не применялось. В то же время профессия водителя не учитывалась по ст. 264 ч.3 УК РФ при применении дополнительного наказания, в тех случаях, когда профессиональные водители осуждались к реальному лишению свободы (дело А, Красноармейский суд, судья Султангалиев С.К., дело М Самарский суд, судья Бочков Л.Б.)

Зависимость между реальным лишением свободы и применением дополнительного наказания прослеживается и по другим частям ст. 264 УК РФ.

Так, по всем частям ст. 264 УК РФ, если судом применялось реальное лишение свободы, то, как правило, применялось и лишение прав управления ТС. Из 34 осужденных к реальному лишению свободы, к 31 из них было применено дополнительное наказание.

Смотрите так же: